July 21st, 2003

(no subject)

Знаете, почему я пишу? Я хочу промолчать, хочу! Но не могу! Эта зараза поднимается пузырьками от пяток к макушке...
Вот и сейчас я сто раз давала себе слово ни-ни! Никому! Никогда! А, главное, ему! Но откуда-то изнутри встает тихий смешок. Очень уж потешно смотрелась моя заграничная подружка на дурацком финском переезде с сигаретой наперевес... Ой, не могу! Сейчас упаду и стану умирать от хохота!
Потом мы ехали в чудной машине и она кричала: "Ты дура! Немедленно плюнь на него! Он тебя не стоит!" А я выла и жалела себя. И думала: "Он-то, может и не стоит, зато как у него на меня стоит!" Но вслух я такое обычно не говорю. Особенно ей. Такой возвышенной и поэтической.
Потом была дождливая ночь. И мы перемывали всем косточки до утра. Классно! Мы поиздевались вволю над всеми, но, по доброте душевной, в каждом нашли по масюсенькой симпатюльке. Надо же и нам как-то примириться с их общим несовершенством. Мы наговорили друг другу горы комплиментов, умолчав о наших масюсеньких недостатках.
Выпивали, конечно.
А потом нас потянуло к нашим этим. Моему демоническому и ее ангелоподобному. Но бывало и наоборот. Впрочем, склероз все спишет.
Но это же надо представлять, сколько наших с ней сетевых обожателей воображали в тот момент нас, естественно, порознь и за чем-то совершенно иным. Совершенно. Иначе зачем бы мне кто-то звонил в три часа ночи, правда?
Вот. Сразу стало легче. Главное, никогда ничего никому не рассказывать. Не делиться сокровенным.